Раздел II. История вологодского предпринимательства. Дореволюционный период

Версия для печати

Вологодское купечество

Соболев И. Через Сибирь в Америку / И. Соболев // Сполохи: были и легенды.- Архангельск: Сев.-Зап. кн. изд-во, 1990.-С.90-104.



К началу XVIII века владения России расширились за счет огромных пространств Сибири от Урала до Тихого океана. Отряды русских землепроходцев шли «встречь солнцу» по неизведанным рекам, отыскивали волока, строили остроги и города, прокладывая путь к берегам Охотского моря и Камчатки. Среди них были и вологжане. Многие из них не возвращались из экспедиций. Умирали от цинги и других болезней, гибли при кораблекрушениях, во время вооруженных стычек с местным населением. Несмотря на рекомендации властей «обращаться с островитянами лаской и приветом и так приводить их в российское подданство», вооруженные стычки между русскими, алеутами и отдельными индейскими племенами были далеко не редким явлением. Об этом свидетельствуют многочисленные рапорты и «сказки» мореходов.

Наиболее удачливыми из числа вологодских купцов организаторами промыслов были Василий и Федор Кульковы из Вологды, Василий Шилов из Великого Устюга, тотьмичи Федор и Алексей Холодиловы, Григорий и Петр Пановы. В 1746 -1793 годах этими купцами и их приказчиками были снаряжены и отправлены на промыслы более двадцати экспедиций. Доставленная промышленниками «мягкая рухлядь» оценивалась огромной по тем временам суммой в 2270 тысяч рублей.

Крупными были и купеческие барыши. Нашлось на что строить дворцы и церкви Василию Шилову в Великом Устюге, Пановым и Холодиловым - в Тотьме. Не обходили купцов и царской милостью. В 1764 году «за ревность в сыскании за Камчаткой новых островов» тотемские купцы Андрей Титов и братья Григорий и Петр Пановы указом правительственного Сената были удостоены золотых медалей в 10 червонцев с изображением портрета Екатерины II на одной стороне и приведенной выше надписи -на другой. Организованным ими компаниям правительство предоставило ряд льгот. В 1767 году аналогичную награду получил устюгский купец Василий Шилов

Отдавая дань вологодскому купечеству, не забудем, что в его наградах и царских милостях отражен беззаветный подвиг российских аргонавтов - мореходов и передовщиков, совершенный во славу России. Среди них были вологжане: М. Неводчиков, И. Бахов и Н. Шалауров из Великого Устюга, Иван Коровин из Верховажья, Дмитрий Брагин, Степан Корелин и Степан Черепанов из Тотьмы, Степан Глотов из Яренска и другие.

Многие из названных мореходов известны как открыватели новых земель, носящих в наши дни их имена. По их рапортам и «сказкам» мы изучаем прошлое нашей родины. Карты, составленные тотьмичом Петром Шишкиным, устюжанами Василием Шиловым и Дмитрием Полутовым известны в наши дни всему образованному миру. Вологодские купцы и мореходы приняли активное участие в создании Российско-Американской -компании, активными деятелями которой были устюжанин Михаил Матвеевич Булдаков и тотьмич Иван Александрович Кусков.

Устюжанин Михаил Неводчиков

В 1742 году Михаила Неводчикова приняли на казенную службу и определили к Мартыну Шпанбергу, .заменившему В. Беринга после его смерти, «для рисования морских карт и всему виду берегов». В этой должности он и проявил изрядное умение: в 1743 году описал западное побережье Камчатки к северу от Большерецка, а позднее составил и ее карту.

Михаил Неводчиков первым из вологжан отправился в плавание к Алеутским островам мореходом на шитике «Евдокия». Среди тех, кто строил это судно были лальский купец Афанасий Чебаевский и устюжанин Яков Чупров, назначенный передовщиком. 19 сентября 1745 года из устья реки Камчатки судно вышло в море л через шесть дней плавания прибыло к Алеутским островам. На зимовку остановились на острове Атту и начали промысел.

Но нормальных отношений с местным населением не сложилось. Передовщик Яков Чупров игнорировал указания Большерецкой канцелярии «ласково обходиться с островитянами» и вел себя с ними жестоко. Произошла несколько вооруженных столкновений, в которых участвовало до 100 местных жителей. 15 из них были убиты.

Экспедиция закончилась трагически. В обратный путь отправились 14 сентября 1746 года. Полтора месяца носило «Евдокию» по бурному Тихому океану и, наконец, у скал Карагинского острова близ берегов Камчатки шитик разбился. 12 человек из участников экспедиции погибли. Оставшимся в живых угрожала голодная смерть. Спасли местные жители - коряки. На острове участники экспедиции зазимовали, а летом 1747 года на двух кожаных байдарах вернулись в Нижнекамчатск.

Главный итог этой экспедиции состоял в том, что она первой проложила морской маршрут к Ближним Алеутским островам. Михаил Неводчиков открыл, обследовал, описал и впервые нанес на карту острова Атту, Агатту, Симичи. Карта с донесением морехода была представлена в Большерецкую канцелярию, а 4 мая 1751 года отправлена в Петербург и поступила в Сенат. В 1755 году указом Екатерины II Михаилу Неводчикову было присвоено звание штурманского ученика.

В 1751 -1753 годах М. Неводчиков - в новом плавании. Он - мореход на судне «Борис и Глеб». По возвращении на Камчатку он продолжает казенную службу, а в 1768 -1769 годах участвует в правительственной экс-педиии капитана П. К. Креницына к североамериканским берегам. Это было последнее плавание морехода.

С тех пор прошло более двухсот лет. Но память о мореходе жива. Его именем названы бухта на одном из открытых им Ближних островов и полуостров на описанной им Камчатке. 11 августа 1948 года решением Великоустюгского горисполкома улица Новая в городе переименована в улицу Неводчикова.

 

Мореход Степан Глотов

Более 20 лет с небольшими перерывами провел в морских вояжах яренский посадский Степан Гаврилович Глотов. В документах, собранных одним из первых летописцев Русской Америки К. Т. Хлебниковым, есть данные о том, что в свое первое плавание он отправился на шитике «Иоанн» тотемского купца Федора Холодилова. В 1746 году судно от берегов Камчатки прибыло к острову Беринга, где компанейщики и зазимовали. Вели промысел морского зверя. Весной следующего года направились на поиски Ближних Алеутских островов, но не нашли их и вернулись обратно на Камчатку.

В 1758 - 1762 годах Степан Глотов отправляется в новое плавание мореходом на судне «Св. Иулиан». 2 сентября компания покинула берега Камчатки и через девять суток плавания по бурному Берингову морю при неблагоприятных восточных ветрах судно прибило к берегу острова Медный. Дальше следовать было опасно, и компанейщики решили здесь зазимовать. Осенью и зимой занимались охотой на морских коров и сивучей, мясо и жир которых были главной пищей зимовщиков.

1 августа 1759 года Степан Глотов повел судно к Алеутским островам, а 1 сентября «Св. Иулиан» прибыл к острову Умнак. Это один из восточных островов архипелага, на котором до глотовцев никто из русских не бывал. Почти три года провели компанейщики на островах Умнак и Уналашка. Занимались промыслом морского зверя и изучали новые земли.

Остров Умнак оказался необитаемым, а жители Уна-лашки встретили русских промышленников неприветливо. Произошел ряд вооруженных стычек, в которых алеутской стрелой был ранен и Степан Глотов. Но постепенно отношения нормализовались. Островитяне стали приходить к глотовскому кораблю, приносить мясо морских животных и сушеную треску. Они и рассказали мореходу о восьми других островах, находящихся к Востоку от Уналашки.

В работе по изучению и описанию островов мореходу помогали тотьмичи Михаил Холодилов и Петр Шишкин. Последний составил чертеж, на котором впервые были показаны Алеутские острова и остров Кадъяк.

26 мая 1762 года Степан Глотов с компанейщиками покинул острова. Возвращались, терпя лишения. Пришлось употребить в пищу даже собственную обувь. Только 31 августа «Св. Иулиан» прибыл к берегам Камчатки. Привезли богатую добычу: почти полторы тысячи шкур морских бобров и более двух с половиной тысяч шкур алеутских лисиц. Не меньшую ценность представляли и составленные Степаном Глотовым «изъяснения» и «реестр» с островов, содержащие интересные географические и этнографические сведения.

Документы экспедиции представили сибирскому генерал-губернатору Д. И. Чичерину, который 11 февраля 1764 года направил их в Петербург, поздравив Екатерину II с открытиями, сделанными «через самых простых и неученых людей». Высокую оценку в столице получила и карта Петра Шишкина. Известный ученый и бывший губернатор Сибири, сенатор Ф. И. Соймонов отмечал: «...хотя оная почти углем рисована и глинкою раскрашена...», достойна того, чтобы золотыми лаврами раскрасить и содержать в Государственном архиве. В год возвращения «Св. Иулиана» Степан Глотов отправляется в новое плавание мореходом на судне «Андреян и Наталья» компании Соликамского купца Ивана Лапина и лальдкого купца Василия Попова. Курс взяли на остров Кадъяк. Прибыли туда в конце сентября 1762 года. На острове решили зазимовать и заняться промыслом. Островитяне враждебно встретили пришельцев. Через несколько дней после прибытия судна они рано утром внезапно напали на промышленников и только оружейным огнем удалось отогнать их. Был предпринят еще ряд подобных вылазок. Лишь только весной обитатели острова стали вступать с русскими в меновые отношения. На изделия из железа и меди, на русские ткани промышленникам удалось выменять небольшое количество шкур бобров и лисиц. В мае 1764 года «Андреян и Наталья» и ее экипаж покинули открытый Степаном Глотовым неприветливый Кадъяк. Компанейщики направились на Лисьи острова, где и продолжали промысел еще два года.

Сведения об открытии острова Кадъяк - будущего центра Русской Америки достигли Петербурга. В столице понимали, что мореходы из простых людей в силу своей неподготовленности не могут правильно описать и наложить на карту открытые ими земли. Поэтому «для исследования вновь открытых островов в Восточном океане» направляется правительственная экспедиция во главе с капитаном 1-го ранга П. К. Креницыным.

Для участия в этой экспедиции в числе 10 опытных мореходов был привлечен и Степан Глотов. В августе 1768 года галиот «Св. Екатерина» и гукор «Св. Павел» вышли из устья Камчатки, прошли Командорские и Алеутские острова, остров Кадъяк, обследовали западное побережье Аляски и зазимовали на восточном побережье острова Унимак. Здесь 4 мая 1769 года и скончался отважный мореход Степан Глотов.

 

Тотемский купец Степан Черепанов

Наиболее удачливым из мореходов-вологжан был Степан Яковлевич Черепанов, тотемский посадский, ставший позднее известным купцом. В 1759 году компания вологодских купцов Василия и Федора Кульковых пригласила Степана Черепанова мореходом на судно «Захарий и Елизавета». В плавание вышли из Нижнекамчатска 29 сентября, достигли острова Беринга и там остались на зимовку.- Здесь компанейщики организовали промысел и заготовку продовольствия для продолжения плавания в будущем году.

В 1750 году Степан Черепанов привел судно к Ближним островам. И на них промысел был удачным. В этой экспедиции наиболее полно проявились его способности как опытного морехода и пытливого исследователя, о чем свидетельствует составленная им «сказка». Из документа видно, что во время плавания и промысла Черепанов систематически занимался изучением островов Беринга, а затем Атту и Агатту. В «сказке» дается подробное описание этих островов: природы, мест обитания морского зверя и условий промыслов. С. Я. Черепанов приводит много интересных этнографических сведений об алеутах: описывает их жилища и быт, одежду, приемы охоты, верования.

Многие данные, сообщенные мореходом, представляют интерес и в наши дни. Например, описание морской коровы, вымершей еще в XIX веке, дано им так, что животное видится как живое.

Животное было описано мореходом не случайно. Он сообщает, что каждая корова давала до 150 пудов мяса, по вкусу не уступающего говядине, и более 50 пудов жира. Во время зимовки на острове Беринга С. Я. Черепанов организовал заготовку сушеного мяса и жира этих животных. Они и стали главными продуктами питания компанейщиков в плавании к Ближним островам и во время промыслов. Из плавания экипаж «Захария и Елизаветы» возвратился в 1762 году.

Из дошедших до наших дней источников известно еще об одном плавании тотемского морехода. В 1768 году купцы И. Мухин и И. Засыпкин с компанейщиками снарядили к Алеутским островам судно «Св. Николай». Мореходом избрали Степана Черепанова, ставшего к этому времени тотемским купцом. Летом 1769 года мореход привел судно к острову Атха. Здесь зазимовали, занимаясь охотой, а летом перешли на остров Медный, чтобы обеспечить компанейщиков продовольствием, обувью и одеждой.

Летом 1771 года Степан Черепанов вновь пошел на «Св. Николае» от Командорских к Алеутским островам. Снова стали у острова Атха.

В Петропавловскую гавань на Камчатке экипаж «Св. Николая» вернулся в 1773 году. «Мягкой рухляди», принадлежавшей компанейщикам, привезли на 140670 рублей и на 6 630 рублей - «ясашной рухляди» в государственную казну. Это было последнее плавание Степана Яковлевича Черепанова. Возвратившись в Тотьму, он, по обычаям тех времен, освоим иждивением» построил церковь Св. Троицы в Зеленой рыбачьей слободе. Сейчас это - историко-архитектурный памятник, а для тотьмичей - своеобразная память о земляке, отважном мореходе.

 

Иван Коровин - мореход из Верховажья

В XVIII веке в трех продолжительных плаваниях по Тихому океану участвовал выходец из верховажских крестьян Иван Иванович Коровин. Заслуги этого морехода высоко оценены потомками. Именем Коровина названы остров в заливе Аляска, пролив между островами Коровина и Попова, бухта у острова Атха в Беринговом море.

В первое плавание Иван Коровин отправился "на судне «Св. Живоначальная Троица», построенном и снаряженном компанией иркутского купца Н. Трапезникова. Из устья реки Камчатки вышли 15 сентября 1762 года и через девять дней плавания прибыли на остров Медный. Там вместе с компанейщиками судна «Захарий и Елизавета» вологодских купцов Кульковых коровинцы вели промысел до следующего лета.

1 августа 1763 года оба судна мореходы повели к Алеутским островам и через 15 дней плавания достигли острова Уналашки. На нем уже промышляли компанейщики с судов мореходов С. Глотова, П. Дружинина и Л. Наседкина. Но вновь прибывшим компанейщикам развернуть промысел не удалось. Разыгралась страшная трагедия. Суда «Захарий и Елизавета», «Св. Иоанн»», «Св. Николай» и «Св. Живоначальная Троица» были уничтожены островитянами. Из 175 промышленников, прибывших на этих судах, в живых осталось только 11 человек. Среди них мореход Иван Коровин и тотьмичи Степан Кореллн и Дмитрий Брагин.

Поплатились за свое вероломство и алеуты. Мореход Иван Соловьев, прибывший на остров на судне «Св. Петр и Павел», жестоко расправился с островитянами. Он силой заставил их собрать часть имущества, растащенного с судов, добытую компанейщиками пушнину. Взято более 30 человек заложников, среди которых находились и сыновья вождей. Только после этого, сообщал после плавания И. Соловьев, алеуты стали обходиться с русскими дружески. Когда же промышленники стали готовиться к возвращению, заложников отпустили.

Ивана Коровина и оставшихся в живых компанейщиков на Камчатку вывезли мореходы Иван Соловьев на судне «Св. Петр и Павел» и Степан Глотов на судне «Андреян и Наталья». Прибыли 5 июля 1766 года, а через 20 дней после возвращения И. Коровин подал прапорщику Т. И. Шмалеву подробный рапорт. В нем отважный мореход сообщал о результатах плавания, давал описание исследованных им островов Умнак и Уналашка, сообщал интересные сведения этнографического характера.

Через год после первого вояжа Иван Коровин вновь отправляется в путь мореходом на судне «Св. Петр и Павел», снаряженном братьями Пановыми. В 1767 году компанейщики прибыли на остров Беринга, где и зазимовали. В июле 1768 года отправились в дальнейший путь на Лисьи острова. Зашли на остров Атту за толмачом (переводчиком) и 3 августа прибыли на остров Аях, который и стал базой экспедиции. Отсюда партии промышленников направлялись на другие острова для охоты на зверей и сбора ясака.

На этот раз Иван Коровин с компаньонами вернулся на Камчатку в августе 1770 года. Добыча «мягкой рухляди» была очень богатой. Одних только морских бобров вывезли 4 524 шкуры, а общая стоимость пушнины привезенной и принадлежавшей компанейщикам составила 284878 рублей. Из всех предшествовавших экспедиций, а их было более сорока, только одна, направленная тотемским купцом Федором Холодиловым на судне «Андреян и Наталья» (1756 -1759 гг.), вернулась с большой добычей. В Болыперецкую канцелярию были доставлены интересные географические и этнографические сведения об Андреяновских островах, являвшихся средней группой островов Алеутского архипелага.

О третьей и последней экспедиции Ивана Коровина на судне «Св. Петр и Павел», принадлежавшем компании тотемских купцов Пановых, известно очень мало. Есть данные о том, что перед выходом в плавание мореходу в Большерецкой канцелярии была дана подробная из 14 пунктов инструкция и ряд вещей для обмена на меха у островитян. Плавание началось в 1772 году. В августе 1773 года Иван Коровин прибыл на остров Атту, а дальше промысел вели на Андреяновских островах. Вернувшись в 1776 году на Камчатку, «мягкой рухляди» привезли всего на 6915 рублей.

 

Устюжанин Василий Шилов

В 1848 году улица Банковская « городе Великом Устюге была переименована в улицу Шилова. В этом городе до наших дней сохранился дом-дворец, построенный В. И. Шиловым. Кто же этот устюжанин? Чем он прославил свое имя?

Известно, что в 1765 году в Охотске начала свою деятельность компания, организованная устюженским купцом Василием Шиловым и его компаньонами тульским оружейником Афанасием Ореховым и Соликамским купцом Иваном Лапиным. Компания построила два судна, назвав их «Св. Петр» и «Св. Павел». 1 сентября 1765 года суда вышли в море. Мореходом на «Св. Петре» шел казак Иван Березкин, который умер в Охотском море, и в Большерецк на Камчатку судно привел Василий Шилов. «Св. Павла» туда же благополучно привел мореход Афанасий Очередин.

Во время зимовки в Большерецке Василий Шилов познакомился с Андреяном Толстых - селенгинским купцом и мореходом и уговорил его стать мореходом на «Св. Петре». Тот дал согласие. В 1765 году он отправился на Курильские острова. Там, у острова Кунашир, судно потерпело крушение. Почти вся команда (спаслись только два человека), в том числе и сам мореход, погибли.

Несмотря на трагическую судьбу первого своего судна, купеческая компания, организованная Василием Шиловым, оказалась устойчивой.

Почти двадцать лет Шилов, Орехов и Лапин снаряжали и направляли в Тихий океан построенное на их средства судно «Св. Павел». Известный исследователь Русской Америки В. Берх назвал этих компанейщиков «счастливейшими из всех сибирских аргонавтов».

В первое плавание «Св. Павла» повел штурманский ученик Афанасий Очередин. 1 августа 1766 года судно покинуло берега Камчатки и через месяц прибыло к острову Умнак, что в группе Лисьих островов. Здесь и остановились на зимовку, которая оказалась тяжелой. Всюду русских поджидали враждебно настроенные алеуты. Промышленники страдали от голода и цинги. За зиму шесть человек из команды умерли от болезней. Лишь объединившись с прибывшими в 1767 году компанейщиками, направленными купцами Иваном Поповым и Иваном Лапиным , на судне «Андреян и Наталья», А. Очередину удалось организовать оборону и начать промысел. Только в 1770 году закончили промысел, и «Св. Павел» возвратился на Камчатку.

Однако не это первое плавание «Св. Павла» принесло известность Василию Шилову. Еще за три года до возвращения компанейского судна, в феврале 1767 года удачливый купец оказался в Петербурге, где и представил в Адмиралтейскую коллегию карту Алеутских островов, составленную им.

С картой познакомили и императрицу Екатерину II, которая наградила Василия Шилова и его компаньона Ивана Лапина золотой медалью. После этого компаней-щики еще дважды, в 1770 -1775 и в 1776 -1781 годах направляли экспедиции на «Св. Павле» к Алеутским островам. В 1783 году компания Шилова, Лапина и Орехова продала верно служившее им судно иркутскому купцу П. Лебедеву-Ласточкину, одному из будущих организаторов Российско-Американской компании.

Подвиг устюжан Ивана Бахова и Никиты Шалаурова

Впервые в истории купеческих промысловых экспедиций имена Ивана Бахова и Никиты Шалаурова упоминаются в связи с плаванием судна «Перекуп и Зант» между устьями рек Анадырь и Камчатка. Фактически компанией заправлял сольвычегодский купец Жилкин, в плавании не участвовавший. Экспедиция была снаряжена для поиска более удобного морского пути по переброске провианта из Охотска в Анадырь.

В 1748 году после выхода из устья реки Анадырь «Перекуп и Зант» долго носило в море, пока не прибило к острову Беринга. 15 сентября судно, оставленное командой почти без присмотра, разбило о скалы. Пришлось зазимовать. Экспедиция закончилась тем, что И. Бахову и Н. Шалаурову с большим трудом удалось из обломков беринговского пакетбота «Св. Петр» и выкидного леса построить небольшое судно «Капитон» и на нем добраться до Большерецка на Камчатке, побывав во время этого плавания на острове Медном. Видимо, невзгоды этого плавания и сблизили Ивана Бахова и Никиту Шалаурова.

Через несколько лет предпринимательская судьба свела их довольно далеко от Камчатки на реке Лене. Из устья этой реки они задумали направиться к «американским берегам» Северным морским путем. Об этом говорилось Иваном Баховым в челобитной, отправленной в канцелярию иркутского губернатора в декабре 1754 года. Мореход просил разрешения отправиться ему с Никитой Шалауровым и компанейщиками из ленского устья по Северному морю в Восточный океан «к сысканию новых незнаемых до сего островов и земель и для промыслу на оных всяких зверей». Челобитную направили в Петербург, в Сенат.

Вскоре разрешение на экспедицию было получено. Но даже при активном содействии иркутского губернатора, только в 1758 году было построено судно и закончена подготовка экспедиции. Судно получило символическое название - «Вера, Надежда, Любовь». Летом следующего года экспедиция вышла из устья реки Лены и направилась на восток. В сентябре 1759 года достигли устья реки Яны и здесь вынуждены были зазимовать. Сильные штормовые ветра и угроза быть затертыми льдами не дала возможности продолжать путь.

Только летом 1761 года «Вера, Надежда, Любовь» вновь двинулась на восток. Но теперь ее экипаж возглавлял уже один Никита Шалауров. Зимой 1760 года Иван Бахов с частью команды покинул судно (есть сведения, что он был болен). Удалось достичь устья реки Колымы и здесь снова зазимовать. Летом следующего года Шалауров предпринимает еще одну попытку продолжить путь, но огромные ледяные горы остановили судно и вынудили землепроходцев вернуться на зимовку на прежнее место. Продвижению экспедиции мешали еще притеснения и поборы местной нижнеколымской администрации.

В марте 1763 года Н. Шалауров, не получив поддержки ни в Нижнеколымске, ни в Якутске, частью пешком, частью «на присталых лошадях» отправился в Тобольск, где и встретился с губернатором Соймоновым. Последний нашел доставленные мореходом сведения важными и направил морехода в Петербург. Туда же была послана и карта побережья Северного моря от устья реки Яны до устья реки Колымы, составленная Н. Шалауровым.

Сенат предписал Н. Шалаурову следовать «ко вновь обысканым шести Алеутским островам», открытым в 1758 -1762 годах экспедицией Степана Глотова на «Св. Иулиане» и положить эти острова на карту. Для выполнения этой задачи в экспедицию предполагалось направить штурманского ученика Турчанинова. Получив поддержку Сената, Н. Шалауров вернулся на Колыму.

17 июля 1765 года «Вера, Надежда, Любовь» снялась с якоря и направилась на восток. На этом достоверные данные о судьбе экспедиции обрываются. Предприятие, продолжавшееся более шести лет, осталось незавершенным. Неизвестно и место, где закончился путь экспедиции.

Потомки не забыли подвига Никиты Шалаурова. Именем этого морехода и землепроходца названы остров и мыс в Восточно-Сибирском море. 11 августа 1948 года на его родине в городе Великом Устюге улица Полевая переименована в улицу Шалаурова.