Раздел II. История вологодского предпринимательства. Дореволюционный период

Версия для печати

Вологодское купечество

Филиповский В.Н. Верховажские купцы / В.Н. Филиповский // Путь к коммунизму (Верховажье). - 1990. - 12, 17 апр., 19, 23, 26 июня, 28 июля.


 

Рассказ о верховажском купечестве - это по существу продолжение темы «Посад Верховажье». Так как невозможно представить посад Верховажье без купечества. И не только потому, что купцы жили в посаде и составляли немалый процент среди посадского населения. Хотя и это очень важно.

Но главное, на мой взгляд, состоит в том, что Верховажские купцы внесли большой вклад в развитие посада Верховажье. Деловитость купцов, их широкий размах в промышленной деятельности, торговле, умение вести торговые дела не только в посаде, но и далеко за его пределами и торговать так, что многие из них стали именитыми купцами, почетными гражданами посада Верховажье, имели большие капиталы, авторитет и славу в купеческом мире, образовали купеческие династии и своими торговыми делами, влиянием способствовали развитию и процветанию посада Верховажье, повышению его роли и значения.

Известно, что помыслы купцов, их деятельность, жизненная практика в основном были направлены на личное обогащение и обеспечение роскошной жизни для своей семьи. Но благодаря их деятельности древний Верховажский погост стал посадом и одним из торговых центров не только на Ваге, но и на Севере Европейской части Российского государства, а Алексеевская ярмарка в посаде Верховажье имела даже всероссийское значение.

В силу этих причин и возникла необходимость рассказать о верховажском купечестве более подробно в отдельной статье.

ОБРАЗОВАНИЕ в начале XVII века Верховажской четверти, становление посада Верховажье как административного центра четверти и размещение в нем четвертной администрации, ликвидация набегов отрядов поляков дали определенный толчок дальнейшему развитию посада, промыслов, ремесел, торговли. Среди посадского населения рос слой купечества, активизировалась его торговая деятельность.

Верховажские купцы настойчиво расширяли и укрепляли торговые связи с городами и посадами по Ваге, по Северному речному пути вели торговлю с Великим Устюгом, Сольвычегодском, проложили путь через В. Устюг в Соликамск и торговали в Сибири, в городах Пермь, Иркутск и других, в широком плане вели торговлю на тотемском рынке. Об этом нам рассказывают и таможенные книги Московского государства XVII века.

Остановимся на некоторых примерах, касающихся организации верховажскими купцами торговли в Сибири. Так, 12 января 1633 года «верховажин Яким Федоров, да Посник Давыдов» везли товары в Сибирь на четырех лошадях, а с ними шли еще 6 человек. В Великом Устюге «переменили лошадей, уплатили пошлины по 2 алтына с лошади за проезд, да с возчиков по 4 алтына и с пеших - по 4 деньги с человека». (Таможенные книги Московского государства XVII в. Т. 1 стр. 31. Москва-Ленинград 1950 г. Таможняя книга Великого Устюга и Устюжского уезда).

27 февраля 1633 года «верховажан Захар Леонтьев ехал в Сибирь с товарами» через Великий Устюг на 6 лошадях, а «с ним пеших 6 человек, да Михайло Иванов на 5 лошадях и с ним три человека пеших», «да второй Федор на 6 лошадях и с ним пеших 7 человек и платили пошлины по «сибирскому проезду». В этот же день через Великий Устюг ехали в Сибирь торговать «верховажин Савва Степанов с товарищами на тех лошадях, да пешие люди верховажане Илья Дмитриев с товарищами». (Указ. соч. стр. 39).

В таможенной книге Великого Устюга отмечено, что 24 февраля 1635 года проезжали через Великий Устюг в Сибирь с товарами «верховажан Федор Минин на 4 лошадях, да Иван Нестеров - на 4 лошадях, да Исаак Антонов на 3 лошадях и с проводниками». (Указ. соч. стр. 179).

В начале февраля 1652 года «верховажане Еремей Панкратов, да Иван Федоров» приехали в Великий Устюг с Ваги с товарами на 12 лошадях. Здесь наняли других лошадей и поехали торговать в Соликамск. (Таможенные книги Московского государства XVII в. Т. 2 стр. 197. Москва 1951 г.).

Верховажские купцы ежегодно, особенно в зимний период, неоднократно ездили торговать в Тотьму, а с тотемского рынка везли в посад Верховажье соль и другие товары. Вот как рассказывает нам об этом таможенная книга города Тотьмы и Тотемского уезда в 1653 и 1675 годах.

29 января 1653 года «верховажане Бажен Ларионов, Максим Григорьев» привезли на тотемский рынок и продажи рыбы палтуса и трески на 15 рублей 6 алтын 4 деньги, сала варванья - на 4 рубля и заплатили пошлины за рыбу с рубля по 5 деньга, а с проданного сала с рубля по 7 деньга, да за «гостиново» - по 4 алтына и с трех лошадей - по 4 алтына». (Указ. соч. стр. 572).

8 декабря 1675 года ездили торговать в Тотьму «верховажен Дмитрий Тимофеев с товарищем и Яким Федоров» и продали на тотемском рынке соленого палтуса, трески, ржи, овса, мяса свиного и говяжьего на 25 рублей и купили на рынке за 4 рубля 40 пудов соли. А 11 декабря этого же года «верховажин Григорий Петров, шенкурец Павел Прохоров, кологривец Игнатий Диев, с Пежмы Григорий Иванов с товарищами продали на рынке в Тотьме соленого палтуса, пшеницы, масла коровьего, мяса баранины, меда, лаптей на 36 рублей 6 алтын 4 деньга. Да они же купили на рынке 180 пудов соли за 16 рублей 20 алтын». (Указ. соч. стр. 550).

Таким образом, таможенные книги Великого Устюга и Тотьмы отмечают, что уже в 30-е годы XVII века Верховажские купцы торговали в Сибири, в Соликамске, Перьми и вели торговлю разными товарами и на тотемском рынке. В числе товаров, с которыми выходили на рынок верховажские купцы, преобладающими были хлеб (рожь, овес, пшеница, ячмень) и продукты животноводства. Но следует заметить и то, что купцы привозили на рынок в Тотьму и рыбу (палтус и треску), видимо, купленную купцами в Холмогорах. Значить, Верховажские купцы уже в эти годы имели торговые связи с холмогорскими купцами и торговали палтусом и треской в лавках и на торжках в Верховажском погосте. Имелись торговые связи верховажских купцов также с купцами Шенкурска и Пежмы.

В КОНЦЕ XVII века Северный край занимал одно из важнейших мест в Русском государстве. Через него шли пути к Белому морю, к Архангельску - единственному тогда морскому порту России. Значительный интерес правительства проявлялся и к Ваге. Наличие в верховье Ваги большого количества сосновых лесов, дающих ценную древесину для строительства, производства смолы, дегтя, скипидара, канифоли, сажи, а также имеющиеся болотные руды, сравнительно удобные пути сообщения, как река Вага и Московско-Архангельский тракт, привлекали внимание купечества, способствовали развитию посада Верховажье, ремесел и торговли.

ОДНОЙ из отраслей хозяйства в верховье Ваги издавна являлось лесохимическое производство. Но оно развивалось самотеком и как промысел там, где имелись сосновые леса, а земледелие не в состоянии прокормить население. Наиболее быстрое развитие лесохимическое производство в верховье Ваги получило в период царствования Петра I. С возрастанием потребностей русского государства в смоле, скипидаре, дегте, лесе шло и увеличение заготовки леса и развитие смолокурения. К производству и доставке этой продукции на рынок были привлечены купечество и крестьяне.

Немаловажную роль в развитии смолокуренного производства сыграли поездки Петра I в Архангельск. Правительство Петра I поддерживало действия купечества, предоставляло купцам ссуды и льготы для строительства смолокуренных заводов. Так, в 1709 году Верховажский купец Григорий Мартьянов подал прошение на имя царя Петра I «об отрезании в его пользу» (ВГА, ф. 883, опись 1, ед. хр. 162, лист 502) полосы церковной земли для строительства смолокуренного завода. Вероятно, эта просьба была удовлетворена. Что также оказало воздействие на развитие в верховье Ваги смолокурения.

В начале XVIII века вблизи посада Верховажье, на правом берегу Ваги, в Кулойской волости, Сидоровой Слободе, Терменгской десятине и других местах строятся кустарные смолокурни и организуются производства смолы, скипидара, дегтя. По два-три смолокуренных завода имели купцы Иван Давыдов, Иван Пестерев, Стефан Нератов, Алексей Лазарев, Иван Бурмакин, Григорий Мартьянов и другие (ВГА. Ф. 883, опись 1, ед. хр. 162 лист 505).

О далеком прошлом смолокурения в верховье Ваги нам сейчас напоминают «смольни» у некоторых деревень и недалеко от посада Верховажье. Такие «смольни» - места смолокурения - имеются у деревни Коровино в Терменгском сельском Совете, на правом берегу Ваги напротив с. Верховажья, в Сидоровой слободе, вблизи деревень Бекрино, Ореховская, Другосимоновская в Н-Кулойском сельском Совете, у деревни Григоровская, Удальцовская, Ногинская в Коленгском сельском Совете и во многих других местах.

Об этом говорит и название местности «Смольноватое», «Смольноватый ручей», «Смольноватый лог» и другие, где также велась заготовка сырья и было организовано производство смолы. Сырьем для смолокурения в начале служил пень сосны или колодниковый осмол, а затем широко использовался «оскобленный сосняк (осокорник) и пучинник». (Оскобленный сосняк - это дерево, на котором проведена подсочка. Пучинник - дерево, у которого часть ствола повредилась в результате деятельности человека или удара молнии и засмолилась). Из оскобленной сосны и пучинника смолы выходило больше и она была лучшего качества. Но в шестидесятых годах XVIII века использовать «стоячий лес» для выгонки смолы было запрещено. Поэтому купечество и крестьяне Верховажской половины в 1767 году дали погостскому поверенному человеку наказ, который он должен был передать уездному поверенному и депутату. В наказе крестьяне жаловались, что «ныне не смольное курение стоячего леса употреблять запрещено, а велено курить из того леса, который даром пропадает, из пня и из коренья, из которого такой доброты и чистой смолы против осокорника и пучинника в выкурке быть не может» (Сборник императорского русского исторического общества, том 123, стр. 53, СПБ, 1907 г.). А поэтому «у крестьян нет денег для уплаты податей и взять их негде, ибо крестьяне другими промыслами здесь не занимаются».

Смолокурение производилось в специальных ямах, а затем в корчагах и смолокуренных печах. Из ямной, корчажной и печной смолы, которую закупали купцы у крестьян, на скипидаро-пековаренных заводах в кубах выпаривали пек, а из паров, путем охлаждения, выделялся красный и белый скипидар. С увеличением спроса на смолу и канифоль зародилась подсочка. Из серы получали чистую канифоль. Добыча живицы для получения канифоли началась на Ваге, вероятно, в конце первой половины XVIII века. Об этом свидетельствует и то, что в 1773 году из бассейна реки Ваги было вывезено через Архангельск на экспорт в Англию 6,5 тысячи пудов серы (Газета «Красный Север» ст. К. Макароа «Лесная химия» 1967 г.).

К КОНЦУ XVIII века вблизи посада Верховажье организуется производство сажи, строится около десятка мелких сажекоптильных заводов, на которых из березовой скалы и отходов при выварке пека получали сажу. К заготовке сырья, проведению подсочки, сбору серы, производству смолы, скипидара, выделке сажи отправке этой продукции на рынок в Архангельск и другие города Верховажские купцы привлекали большое количество крестьян, путем заключения с ними устного или письменного соглашения (договора).

ПОДОБНЫМ образом проводилась скупка у крестьян хлеба, льноволокна, льняного семени и другой сельскохозяйственной продукции, которая также отправлялась на рынок. Например, в 90-х годах XVIII века верховажские купцы ежегодно закупали у крестьян смолы ямной и корчажной до 53000 пудов, сала говяжьего, сырца для изготовления свечей до 500 пудов, семени льняного до 50 четвертей, тряпки, из которых на бумажной фабрике получали бумагу, до тысячи пудов.

Покупная цена этой товарной продукции ежегодно менялась. Так, в конце XVIII века средняя цена за ряд лет за пуд смолы ямной была 40 копеек, смолы корчажной - 25 копеек, сала говяжьего - 2 рубля за пуд, семени льняного - 5-6 рублей за четверть, тряпки - по 60 копеек за пуд.

А доставка товаров на плотах и полубарках из посада Верховажье по реке Ваге и Северной Двине на архангельский рынок обходилась купцу в зависимости от товара от 8 до 10 копеек, или по 25 копеек с пуда, а гужевым транспортом из посада Верховажье до Москвы по Московско-Архангельскому тракту от 45 до 50 копеек с пуда, а до Ярославля - от 30 до 35 копеек с пуда (ГАВО, ф. 14, опись 3, ед. хр. 43, с. 17-18).

Причем Верховажские купцы заключали договора с крестьянами на закупку и отправку продукции на рынок не только в верховье Ваги, но и во многих волостях в среднем течении реки Ваги. Рассмотрим это на конкретных примерах. Например, 22 марта 1785 года крестьянин Вельской округи Ростовской волости Федор Осипович Кокорин заключил письменный договор с верховажским купцом Иваном Федоровичем Давыдовым, где крестьянин обязался в июне месяце поставить на рынок в Архангельск ржи сухой 50 четвертей по цене три рубля за четверть на сумму 150 рублей, льняного семени - 15 четвертей по 3 рубля 30 копеек за четверть, на общую сумму 115 рублей 75 копеек, смолы 200 бочек по цене 1 рубль 30 копеек за бочку на сумму 260 рублей. Вся эта партия товаров купцом была оценена на 525 рублей 75 копеек. В случае невыполнения договора крестьянин должен был уплатить купцу стоимость продукции по цене, которая была в данное время установлена в Архангельске (ВГА, ф. 7, опись 1, ед. хр. 78, лист 16.).

В марте 1785 года купец И.Ф. Давыдов заключил договор и с крестьянином Красноборской округи Шангальской волости Григорием Ивановичем Шаниным, в котором отмечалось, что крестьянин взял у купца «наперед 32 рубля 40 копеек» и обязался за эти деньги поставить в Архангельск по вешней воде чистого льняного семени 9 четвертей (В XVIII - начале XIX в.в. четверть равнялась 8 пудам) по цене 3 рубля 60 копеек за четверть. (ВГА, ф. 7, опись 1, ед. хр. 78 лист 2).

Нередко купец заключал соглашение на отправку товаров на рынок в Архангельск с другим купцом. Так, 26 марта 1785 года Верховажский купец Петр Иванович Юренский заключал контракт с другим верховажским купцом Василием Ивановичем Пестеревым. Согласно контракту купец Юренский порядился поставить в Архангельск от купца Пестерева тысячу пудов ржаной сухой муки по цене 36 копеек за пуд и 360 рублей после продажи товара возвратить купцу Пестереву (ВГА, ф. 7 опись 2, ед. хр. 76, листы 26-53). Верховажские купцы заключали также договора на заготовку и поставку леса тотемскому купцу Г.А. Панову.

АКТИВНО действовали купцы по привлечению крестьян к заготовке сырья и смолокурению и в пятидесятых годах XIX века, например, в 1851-1852 г.г. на заготовке сырья и выкурке смолы для верховажских купцов работало более 700 крестьян из Кулойско-Покровской, Сидорово-Слободской, Лиходиевской, Усть-Кулойской, Верховской волостей и Кулойской десятины. (АГА, ф. 928, опись 2, ед. хр. 76, листы 2653). Так, на купца второй гильдии Варсанофия Пестерева только в эти годы работало 229 крестьян, в том числе из Лиходиевской, Верхней и Нижней половины Кулойско-Покровской волостей, кулойской десятины - 142 крестьянина, из Сидорово-Слободской волости - 9, Ракуло-Кокшеньгской - 78 крестьян, которые на кустарных смолокуренных печах произвели и продали купцу 4799 бочек смолы.

В 1851 году купец также купил у крестьян Кулойско-Покровской волости 479 пудов серы, Лиходиевской 208 пудов, Кулойской десятины - 5 пудов серы. Его брат купец Петр Пестерев купил у крестьян Верхней половины Кулойско-Покровской волости - 280 пудов серы и Кулойской десятины - 2 пуда серы. В пользу купца Иринея Давыдова работало 196 крестьян, из них 69 - из Ракуло-Кокшеньгской волости, 73 - из Кулойской десятины, Лиходиевсокй и Кулойско-Покровской волостей, 8 - из Сидорово-Слободской, 33 - Морозовской, 13 крестьян - из Олюшинской волостей. Крестьяне этих волостей продали купцу 3573 бочки смолы. Купец также купил у крестьян Кулойско-Покровской волости 309 пудов серы, Лиходиевской - 40, Кулойской десятины - 82 пуда серы. Причем купец Давыдов 86 процентов, или 3071 бочку, а купец Пестерев - 98 процентов, или 4282 бочки смолы, закупленной у крестьян-смолокуров, в весеннее половодье на плотах и полубарках отправили на рынок в город Архангельск.

Купец Нератов купил у крестьян Морозовской волости - 70 бочек, Лиходиевской волости 45 бочек смолы и 45 пудов серы у крестьян Кулойско-Покровской волости.

ЗАКУПКОЙ смолы у крестьян-смолокуров занимались и некоторые зажиточные крестьяне, имеющие кустарные пековаренные заводы. Так, крестьянин Иван Дудоров купил в Кулойско-Покровской волости 469 бочек смолы, Петр Шулепов - 552 бочки, большие партии смолы и серы закупал у крестьян архангельский купец Десфонтейнесс. А вельские купцы в сезон 1851-1852 г. закупили у крестьян Усть-Кулойской волости - 1018 пудов серы, Усть-Вельской - 993 и Судромской волости - 348 пудов (АГА, ф. 928, опись 2, ед. хр. 76, листы 46-55, 58-62, 94-95). Скупая у крестьян по дешевой цене смолу, серу Верховажские купцы часть продукции перерабатывали на своих скипидаро-пековаренных заводах. Производство продукции на купеческих заводах в 1840 и 1851 г.г. можно проследить по следующей таблице:

Ф.И.О. купцов

1840 год

1851 год

Производство продукции (в пудах)

Пек

Скипидар

Деготь

Сажа

Всего пудов

Сумма в рублях

Пек

Скипидар

Канифоль

Сажа

Всего пудов

Сумма в рублях

 

Белый сольный

Зеленый

Скипидар выварки

         

Белый сольный

Зеленый

Красный

Скипидар выварки

       

Купец 2 гильдии Г.Давыдов

10000

1000

450

200

500

800

12950

6700

                 

Купец 2 гильдии Ир.Давыдов

               

10000

100

-

1000

1000

-

300

12400

5195

Купцы 2 гильдии Петр и Варсанофий Пестеревы

14000

1000

450

200

500

800

16950

8300

                 

Купец 2 гильдии П.Пестерев

               

7250

350

250

150

150

-

350

8500

4314

Купец 2 гильдии Варсанофий Пестерев

               

9150

450

250

170

320

500

370

11210

5850

Купец 3 гильдии М.Нератов

2400

400

-

80

-

360

3240

1784

2070

360

-

150

250

-

290

3120

1713

Купец 3 гильдии И.Семушкин

1800

350

-

-

-

200

2350

1350

                 

(ВГА, ф. 18, опись 1, ед. хр. 907, листы 64-72), (ВГА, ф. 18, опись 1, ед. хр. 1259, л. 4-11).

Таким образом, анализ показывает, что только купцы Давыдовы за два года (1840 г. и 1851 г.) на своих заводах произвели промышленной продукции 25350 пудов на сумму 11895 рублей, в том числе пека 20 тысяч пудов, скипидара разных сортов - 3750, дегтя - 500 и сажи 1100 пудов.

Купцы Пестеревы за эти годы произвели продукции 36660 пудов на сумму 18464 рубля, в том числе пека - 30400 пудов, скипидара разных сортов - 3740, дегтя - 500, канифоли - 500, сажи - 1520 пудов. Купец Нератов получил продукции 6360 пудов на сумму 3479 рублей и т.д.

За 11 лет (с 1840-1851 г.г.) купцы Пестеревы увеличили ежегодное производство промышленной продукции на 2760 пудов, или более, чем на 16 процентов, в том числе производство пека на 2400 пудов, или на 17 процентов. Тогда как купцы Давыдовы за эти годы сократили производство сажи на 500 пудов, скипидара - на 350 пудов. Купец Нератов уменьшил производство пека на 330 пудов, скипидара белого смольного - на 40 пудов. Тенденция к снижению производства промышленной продукции в последующие годы наблюдалась и на заводах купцов Пестеревых.

ВО ВТОРОЙ половине пятидесятых годов смолокуренное производство вблизи посада пошло на убыль. Сократилось и число кустарных заводов, и количество наемных рабочих. В 1857 году на правом берегу Ваги продолжали действовать только 13 заводов, на которых работало 7 человек мастеровых и чернорабочих. А в 1859 году число заводов сократилось до 11, в них имелось 8 скипидаро-пековаренных и три сажекоптильных заводов. (Вестник импер. русского геогр. общества № 7, 138-139, 1860 г.).

Но верховажские купцы занимались не только производством лесохимической продукции. Их поле деятельности было значительно шире. Они также занимались винокурением, скупали у крестьян хлеб, лен и вели его подработку, организовывали доставку и продажу товаров на рынках в посаде Верховажье и во многих городах. Так, в тридцатых годах XVIII века верховажский купец Иван Давыдов на правом берегу реки Ваги, на Пирожном ручье (ныне Теплый Ручей) построил винокуренный завод. Строительство завода на Пирожном ручье было выбрано не случайно: рядом лес, вода, близость к дешевому хлебу и река Вага, по которой товарная продукция на плотах и полубарках отправлялась в Архангельск. Сырьем для выработки вина служил хлеб, закупленный купцом у крестьян Верховажского и других станов, а также на ярмарке и торжках в посаде Верховажье (солод, ржаная мука, овес, овсяная мука).

Купец Давыдов ежегодно перерабатывал на вино большие партии хлеба. Дрова для винокурения также поставляли крестьяне. На заводе применялся наемный труд. Винокуренный завод работал на условиях договора с казной. Архангельский губернатор по согласованию с сенатом заключал соглашения с заводчиками на производство вина. При заключении договора казна оплачивала авансом все издержки, связанные с производством и транспортировкой вина в Архангельск и покупала его «с торгу без передачи».

Вероятно, на заводе действовало не менее четырех кубов (казанов) емкостью от 5 до 100 ведер... Ибо в 1744 году купец Давыдов поставил в Архангельск вина 4000 ведер по цене 57 копеек за ведро. (ВГА, ф. 883, опись 1, ед. хр. 162, лист 523). Только от продажи одной этой партии вина купец положил в карман более двух тысяч рублей. У купца также давали продукцию еще два смолокуренных завода, от которых он тоже получал немалые доходы.

В СЕРЕДИНЕ тридцатых годов XVIII в. верховажский купец Иван Охотинский недалеко от посада построил второй винокуренный завод. Но этот завод действовал недолго и, видимо, по причине нехватки сырья запустел (Аграрная история Европейского Севера. М.Я. Волков «О винокуренных заводах Поморья и Приуралья 30-х, начала 50-х годов XVIII в.», с. 459).

В 1763 году вологодские купцы Колесов и Шапкин недалеко от Ваги; на ее правом берегу, на реке Терменьге построили чугунолитейный завод, а в конце 60-х годов на базе завода пустили в действие фабрику по изготовлению бумаги (ВГА, ф. 18, опись 1, ед. хр. 315, л. 5).

В 1796 году верховажский купец Макарьин построил в Усть-вельской волости на базе водяной мельницы небольшую бумажную фабрику, на которой работало 9 вольнонаемных работников и один мастер. Для рабочих купец построил казарму. На фабрике изготовлялась писчая и оберточная бумага (ВГА, ф. 18. опись 1, ед. хр. 88, листы 22-33 и ед. хр. 13, лист 11).

В 1798 году верховажский купец, Дмитрий Щекотов в Ухтомской волости пустил в эксплуатацию Кузнецовский винокуренный завод, где были задействованы четыре медных куба и один браговаренный котел. На заводе также использовался наемный труд (ВГА, ф. 18, опись 1, ед. хр. 24, лист - 9).

В девяностых годах XVIII века во владении верховажских купцов находилась также одна маслобойка по выработке «постного масла» и несколько «свечных изб» по изготовлению сальных свечей.

На своих заводах купцы производили до 31 тысячи пудов пеку, до 1050 пудов скипидара, до 200 пудов сальных свечей, до 75 пудов льняного масла, до 300 стоп писчей бумаги и до 700 стоп (стопа бумаги составляла 480 листов) оберточной бумаги.

ПРОДУКЦИЯ с купеческих заводов и закупленная у крестьян шла на рынок. Так, пек, смолу, сажу, вино, хлеб, льносемя, льноволокно купцы отправляли в Архангельск, а деготь, скипидар, канифоль, сажу везли по зимнему пути в Москву, Ярославль, Петербург.

Изделия Терменгского чугунно-литейного завода и бумажной фабрики направлялись в Вологду и Петербург.

С РОСТОМ производства и закупок у крестьян продукции лесохимического производства, сельского хозяйства, с увеличением изготовления вина, бумаги, расширением торговых связей выявилась в посаде Верховажье группа именитых купцов, обладавшая большими капиталами, имевшая большой авторитет в торговом мире и широкую известность. Это купцы первой гильдии: Рудаковы, Юренские, Персиковы, Ананьев; второй гильдии: Давыдовы, Пестеревы, Щекотовы и другие.

Так, купцы Юренские, Персиковы и Рудаковы торговали в Сибири и с Китаем.

Установление верховажскими купцами торговли с Китаем связано с указом царя Петра I. В 1701 году Петр I направил на Вагу указ бурмистру Верховажского посада Ивану Охотинскому, в котором указывалось, что нужно выбрать с Ваги из гостиной сотни купца для посылки в Китай «человека к тому делу приличного, доброго, справедливого и прожиточного» (ЛОИИ, ф. 27, опись 1, ед. хр. 240).

А это говорит о том, что верховажские купцы в конце XVII - начале XVIII в.в. знали торговые пути и эффективно вели торговлю в Сибири, пользовались авторитетом далеко за пределами Верховажского края, о их торговой деятельности знало царское правительство и Петр I. Видимо, направляя указ на Вагу, царь доверял верховажским купцам и рассчитывал на их успех в установлении торговых связей с китайскими купцами и стремился организовать с Китаем, широкую торговлю. Вполне возможно, во исполнение указа царя был направлен полномочным торговым представителем в Китай кто-то из династии купцов Юренских или Рудаковых, ибо купцы Юренские и Рудаковы через своих представителей и торговые дома в Кяхте и Нерчинске вели торговлю с Китаем. Их торговля чаем была известна во многих губерниях и Москве. Вероятно, при их содействии вели торговлю с Китаем и другие купцы с Ваги.

В XVIII веке верховажские купцы вели торговлю не только в Сибири и с китайскими купцами, но и торговали традиционными товарами с верховья Ваги на рынках в Архангельске, Москве, Ярославле, Вологде, Тотьме и других городах. А из Архангельска везли рыбу, «красные товары», из Москвы - шелковые, шерстяные, бумажные ткани, различные московские сладости, из Сибири и Китая - «пышные товары».

На рынке в посаде Верховажье особенно активно шла торговля на весенней ярмарке. На ярмарке вели торговлю не только верховажские купцы, но и купцы из Ярославля, Вологды, Галича, Архангельска, Тотьмы, Вельска, торговцы из Вологодской и Костромской губерний, крестьяне из многих уездов и волостей и другие. Ежегодно на ярмарку привозили различных товаров на сумму до 50 тысяч рублей. Особенно большим спросом на ярмарке пользовались шелковые, шерстяные, холщевые и бумажные ткани, изделия из кожи, всевозможные продукты питания, разные изделия для крестьянского хозяйства и т.д. Особенно в торговом деле преуспевали купцы первой и второй гильдии.

Купцы первой гильдии - это купцы с большим торговым оборотом, вели торговлю большими партиями товаров. Все торговые дела они вершили через приказчиков или поверенных лиц, которые покупали для купца товар по условленной цене и с выплатой ему же процентов за данную купленную партию товара. Это позволяло купцам получать дополнительный капитал и обогащаться.

Купцы второй гильдии Давыдовы, Пестеревы, Щекотовы, Охотинский и другие торговали в основном на рынке в Архангельске, на ярмарках в посадах, продавали и покупали товар также большими партиями, имели солидный капитал.

Например, в 1714 году верховажский купец М. Попов закупил в Архангельске большую партию товаров: дорогие сукна, писчую бумагу, сахар, вино и с ними ездил торговать в Новгород (Кафенгауз Б.Б. Очерки внутреннего рынка России первой половины XVIII в. с. 58, Москва, 1958 г.).

Купцы из посада Верховажье ежегодно ездили с товарами в начале марта на Благовещенскую ярмарку в Благовещенскую Слободу. Так, в 1725 году Верховажские купцы здесь снимали четыре лавки и торговали товарами, привезенными с верховья Ваги. На ярмарке большая партия «яловичных кож» в количестве 2050 штук и 250 пудов сала говяжьего (сырца) были куплены верховажским купцом Федором Юренским за 1022 рубля. Причем купец скупал кожи, «на ярмарке врознь» у крестьян Устьянских волостей. Другой верховажский купец, Иван Охотинский, купил крупную партию сала - 800 пудов и «направил для перетопки в Верховажский посад». (Кафенгауз В.В., указ. соч. с. 281).

С расширением и укреплением торговых связей увеличивался и торговый оборот купцов. Например, в 1836 году верховажскими купцами было закуплено и сплавлено только по Ваге в Архангельск около 11 тысяч пудов льна и пакли, да 15,7 тысячи пудов пека. (История северного крестьянства с. 320, Архангельск, 1984 г.)

Купцы третьей гильдии вели торговлю в основном на местном верховажском рынке, в Тотьме, Вельске, Кадникове на ярмарках, торжках, базарах в обычные и воскресные дни. Они сами осуществляли все торговые операции, вели покупки, организовывали возку, продажу товаров и их охрану. Они имели и «умеренные» торговые обороты. По выражению краеведа П. Воронова, «это купечество поистине неусыпный муравейник в верховажском обществе». (Вестник импер. русского геогр. общества № 7, с. 141, 1860 г.)

В конце XVIII в. в посаде вели торговлю 17 купцов, среди, них: купец первой гильдии Максим Михайлович Рудаков, купцы второй гильдии Максим Иванович Семушкин, Иван Александрович Юренский, Григорий Александрович Давыдов, жена купца Федора Пинаевского Екатерина Яковлевна с сыном Михаилом; купцы третьей гильдии: Никифор Федорович Зенков, Михаил Иванович Макарьин, Иван Васильевич Нератов, Иван Иванович Заровняков, Василий Иванович Пестерев, его брат Иван Иванович Пестерев, Алексей Алексеевич Щекотов, Андрей Иванович Макарьин, Василий Иванович Петров, Иван Григорьевич Попов и Михаил Афанасьевич Кудрин (АГА ф. 908, опись 1, ед. хр. 37, л. 57).

В посаде появляются купеческие династии Давыдовых, Рудаковых, Пестеревых, Персиковых, Юренских, Нератовых, Семушкиных, Щекотовых и другие. Так, династия купцов первой и второй гильдии Давыдовых (Иван Федорович - родоначальник династии, Александр Иванович, Григорий Александрович, Алексей Александрович, сыновья Григория - Александр Григорьевич, Ириней Григорьевич, его жена Татьяна Степановна, их сын Ираклий Иринеевич), вела торговлю в XVIII и XIX веке. Родоначальник купеческой династии Иван Давыдов прибыл в посад Верховажье из Шенкурска, стал приемным сыном посадского мещанина Калины Губина и начал заниматься промыслами и торговой деятельностью, построил винокуренный и смолокуренный заводы. Свое хозяйство вел с расчетом, жестко наказывал наемных работников за каждую потерянную копейку. В кругу купечества он слыл как «преизрядный математик», умеющий рачительно вести свое хозяйство, производство продукции на заводах и торговлю. Старожилы рассказывали, что у внуков сохранился портрет Ивана Давыдова, нарисованный местным художником, где купец изображен в полный рост, в правой руке держит плетку, а левой опирается на счеты, поставленные на столе. Художник образно показал самодурство купца, его методы ведения хозяйства и обогащения. Купцы этой династии имели большие капиталы и торговали пеком, смолой, скипидаром, сажей, дегтем, вином, хлебом, льносеменем, льноволокном, паклей и другими товарами на рынках в Архангельске, Москве, Вологде и в других городах.

Так, купец первой гильдии Иван Федорович Давыдов в восьмидесятых годах XVIII века поступил в Архангельскую коммерческую контору и при его поддержке сын Александр и внуки Григорий и Алексей развернули активную торговую деятельность на рынке в Архангельске и немалую часть продукции лесохимического производства продавали за границу. Их годовой торговый оборот нередко составлял около 20 тысяч рублей. Например, купец первой гильдии Александр Давыдов в 1789 году объявил капитал в 10050 рублей, а фактически по итогам года его торговый капитал был значительно больше. В 1850 году у купца Григория Давыдова капитал составил 27525 рублей, в том числе продано товаров в Архангельск на сумму 17937 рублей и находилось товаров в обороте, еще не проданных, на сумму 9588 рублей (АГА, ф. 1547, опись 1, ед. хр. 67, листы 3-4).

После смерти купца Г. Давыдова осталось его наследникам движимого и недвижимого имущества и капитал на общую сумму 65525 рублей 81 копейка или 18721 рубль серебром и 66 копеек (ВГА, ф. 7, опись 1, ед. хр. 82, лист 1 и ед. хр. 69, лист - 6).

В ПЕРВОЙ половине XIX века широкую известность из династии имел купец второй гильдии Ириней Давыдов. Капитал он приобрел по наследству от отца, купца Григория Давыдова, и в результате дара его жене Татьяне от матери Любови Андреевны, вдовы Архангельского купца второй гильдии Попова (ВГА, ф. 7, опись 1, ед. хр. 69, листы 7-8, АГА, ф. 908, опись 1, ед. хр. 85, листы 5-6).

В 1851 году купец имел в своем владении в посаде Верховажье двухэтажный кирпичный дом с мезонинами, два деревянных флигеля, несколько деревянных лавок, земли в урочище «Хобовина» и 4750 саженей земли под заводами за рекой, а также навесы на островке для складывания продукции, два скипидарно-пековареных завода, размещенных в четырех сараях на правом берегу Ваги, сажекоптильни, 5 амбаров, одну избу и скипидарный завод в Благовещенской волости. На заводах, построенных за рекой, работало 3 мастеровых работника и 7 вольнонаемных чернорабочих. Кроме того, как указывалось выше, на купца работало по договорам около 200 крестьян из ряда волостей, которые на кустарных смолокуренных печах производили смолу и по дешевой цене продавали купцу. Только в 1851 году купец получил на своих заводах за рекой продукции 2400 пудов на сумму 5195 рублей, в том числе: пека - 10000 пудов, скипидара белого - 100 пудов, скипидара красного - 1000 пудов, выварков скипидарных - 1000 пудов, сажи 300 пудов. (ВГА, ф. 18, опись 1, ед. хр. 1259, листы 4-11).

Всю эту продукцию, а также хлеб, лен, паклю купец направлял весной в Архангельск, а скипидар, часть смолы продавал на рынках в других городах. Но торговые дела после смерти купца Иринея Давыдова у наследников - жены Татьяны и сына Ираклия - шли не всегда по восходящей линии. Они столкнулись с большим долгом в сумме около 30 тысяч рублей, который им оставил купец Григорий Давыдов (отец купца Иринея, дед внуку Ираклию). Иск об уплате долга предъявили наследникам Архангельская коммерческая контора «За излишне взятые процентные деньги» - в сумме 3012 рублей, за выданные деньги в сумме 6657 рублей советнику Попову по просьбе купца Архангельской коммерческой конторой, за оплату поездки купца в С.-Петербург - 333 руб. и т.д.

Дело о выплате долга рассматривалось в архангельском коммерческом суде и было принято решение «взыскать с наследников умершего верховажского купца Григория Давыдова, выданные коммерческой конторой деньги». Но наследники купца изыскивали разные оправдания и не хотели платить доставшийся им в наследство этот долг. Тяжба и споры Иринея Давыдова, а после его смерти его жены Татьяны и сына Ираклия с Архангельской коммерческой конторой, купцами и другими лицами затянулись на многие годы. Часть долга наследники уплатили, но к 1865 году все еще оставался долг в сумме 17872 рубля. Верховажская ратуша в целях погашения долга, ликвидации споров и выдачи части наследства Ираклию Давыдову ставит вопрос о продаже каменного двухэтажного дома, всего имения бывшего купца Григория Давыдова, ибо его внук Ираклий Давыдов был не в состоянии уплатить все долги. (ВГА, ф. 7, опись 1, ед. хр. 69, листы 1-4).

Как складывалась в дальнейшем судьба Ираклия, последнего купца из династии Давыдовых пока не известно. Но, вероятно, Ираклий Давыдов так и не мог погасить доставшиеся ему в наследство долги и уехал из посада на новое место жительства. А каменный двухэтажный дом династии купцов Давыдовых несколько лет был без хозяина, затем его купил купец В.Д. Юренский.

ДИНАСТИЯ купцов третьей и второй гильдии Пестеревых - Иван Иванович, Василий Иванович, Иван Иванович, Петр Иванович, Варсанофий Иванович, Владимир Варсанофьевич, Елизавета Ивановна. Родоначальник этой купеческой династии Иван Иванович Пестерев, выходец из крестьянской семьи деревни Пестерево-Раменье, нажил небольшой капитал и во второй половине XVIII века стал заниматься торговлей. Его сыновья Василий и Иван продолжили начинание отца и торговали в посаде Верховажье, на рынках в Архангельске и других городах и посадах смолой, скипидаром, рожью, овсом, ржаной мукой, льняным семенем и др. Например, в 1785 году купец Василий Пестерев заключил контракт с верховажским купцом Петром Ивановичем Юренским на поставку последним на рынок в Архангельск тысячи пудов сухой ржаной муки (ВГА, ф. 7, опись 1, ед. хр. 78, лист 2). Оба брата избирались бургомистрами в Верховажской ратуше: Василий - в 1783 - 1785 г.г. и в 1813 - 1814 г.г., а Иван Иванович младший - в 1802 - 1804 и 1807 - 1808 г.г.

Особенно активную торговую деятельность развернули в первой половине XIX века сыновья Ивана Ивановича младшего - купцы Петр Иванович и Варсанофий Иванович Пестеревы. Купцы значительно увеличили производство лесохимической продукции и закупки у крестьян-смолокуров - смолы, скипидара, серы, бересты. А в 1834 году, после смерти купца Ивана Ивановича Нератова, завладели землями и купили его смолокуренные заводы. На землях бывшего купца Нератова «братья Пестеревы в ¼ версты от посада, на противоположном берегу» реки Ваги построили две смолокуренные печи, дегтярный, а затем и пековаренный заводы. На заводах работало 3 мастера и 6 чернорабочих. А на заготовке сырья и производстве смолы на кустарных смолокуренных печах на купцов по соглашению работало более 200 крестьян-смолокуров из Кулое-Покровской и других волостей. Скупая у крестьян по дешевой цене большие партии смолы, серы купцы перерабатывали их на своих заводах и получали пек и канифоль. Так, только в 1840 году купцы Пестеревы на своих заводах произвели продукции 16950 пудов. Эта продукция была отправлена на рынок в Архангельск, Москву и другие города.

После смерти брата Петра купец Варсанофий Пестерев приобрел себе его заводы и участки земли. Так, В. Пестерев стал владельцем более трех десятин земли в районе заводов на правом берегу Ваги и имел еще большие участки земли под пашней и сенокосами вблизи своего дома по улице Варламьевской и по правой стороне улицы Малой Архангельской до самого озера.

Торговая деятельность купца В. Пестерева была широко известна не только в Верховажском крае, но и в Вельском уезде, Архангельске других посадах и городах, ему было присвоено звание Почетный гражданин посада Верховажье. В последней четверти XIX века наследник купца В. Пестерева его сын Владимир Варсанофьевич мало занимался торговлей. Торговые дела пошли на убыль и вскоре последний купец из династии Пестеревых торговал только в посаде и выступал с небольшим оборотом. По существу всеми делами в хозяйстве ведала его жена Елизавета Ивановна. Она решали и все вопросы по торговле, осуществляла попечительство над домом престарелых (богадельной - так тогда ее называли). В начале XIX века, по причине болезни последнего из купцов, династия Пестеревых прекратила торговую деятельность.

ШИРОКУЮ известность в Верховажском крае и далеко за его пределами имела династия именитых купцов первой и второй гильдии Персиковых (Иван Иванович, его брат Федор Иванович и сыновья Ивана Ивановича - Петр Иванович и Иван Иванович Персиковы). Родоначальник династии купец первой гильдии Иван Персиков вышел из мещан, в начале девяностых годов XVIII века был десятником при Верховажской ратуше, а затем уехал в Сибирь. Там нажил капитал и, получив часть денег по наследству, развернул активную торговую деятельность, установил торговые связи с китайским купцами и через приказчиков торговал «заграничными китайскими товарами в городах Сибири». В Сибири вел торговлю и его брат Федор Иванович Персиков. Торговлю братья вели оптом. Все торговые дела купцы вели от имени фирмы «Братья Иван и Федор Персиковы». Фирма братьев Персиковых имела большой успех, а ее основатели нажили большие капиталы. Позже купец Федор Иванович и его племянники Иван Иванович (младший) и Петр Иванович «состояли в одном капитале». Купцы также вели торговлю хлебом, льном, паклей, в небольшом количестве смолой на рынках в Архангельске, Москве, а в посаде Верховажье торговали чаем, сахаром и другими товарами.

Купец второй гильдии Иван Иванович младший (сын родоначальника династии Ивана Ивановича) занимался торговлей по месту своего жительства в городе Самара. Во владении купцов Персиковых в посаде Верховажье был трехэтажный кирпичный дом на углу улиц Гостинодворская и Малая Архангельская и в одиннадцатом квартале под номерами 14 и 15 участки земли, которые в начале XIX века принадлежали их бабушке Александре Антоновне Персиковой. (Это участки земли по ул. Тотемская и Гостинодворская, где, видимо, раньше был дом бабушки), а также пахотные земли и сенокосные угодия в урочище «Веприхи», на «Маеге», пустопорожнее место бывшего мещанина Еремеева и более трех десятин земли под заводом, другими строениями и вблизи их. Здесь, в двух верстах от посада Верховажье на правом берегу Ваги, в полутора верстах от реки, были построены два сарая, смольная изба, дом для рабочих и другие строения.

После смерти родителей в середине 50-х годов XIX века наследником дома другого недвижимого имущества стал купец Петр Иванович Персиков, ибо его брат купец Иван Иванович Персиков жил в Самаре и отказался от наследства. А купец второй гильдии Почетный гражданин посада Верховажье Федор Персиков в январе 1862 года получил паспорт и уехал на «отлучку» в Сибирь продолжать торговые дела фирмы.

При купце П. Персикове торговля пошла на убыль. Смолокуренные заводы не работали, дом для рабочих опустел, закупка товарной продукции у крестьян из года в год сокращалась. А с наступлением старости купец перестал заниматься торговлей. После его смерти каменное трехэтажное здание купил купец - предприниматель Виктор Дмитриевич Юренский.

ДИНАСТИЯ купцов первой гильдии Рудаковых - братья Матвей, Федор Рудаковы, Максим Михайлович Рудаков, Алексей Федорович, Александра Ивановна (жена Алексея) и Александр Григорьевич Рудаковы. Эта династия также именитых купцов имела большой авторитет в торговом мире, владела большими капиталами, была широко известна не только на Европейском Севере Российского государства, но и в Сибири, в Москве и других городах.

Все торговые дела купцы Рудаковы вели через приказчиков или поверенных лиц. Товары скупали и продавали большими партиями, оптом. В посаде Верховажье торговых лавок и заводов не имели. Купцы Матвей и Максим Рудаковы вели торговлю во второй половине XVIII века. Матвей Рудаков с 1787 - 1789 г.г. работал бургомистром Верховажской ратуши, а Максим Рудаков с 1789 - 1801 г.г.

Среди купцов этой династии особенно прославился в первой половине XIX века купец первой гильдии Алексей Рудаков, который был известен как «чайный король». Купец через торговый дом в Кяхте торговал с Китаем, товар покупал по условленной цене и с оплатой ему же процентов за покупку данной партии товаров. Но на каком основании купец получал даровые проценты - неизвестно. За счет этих процентов, торговли чаем и другими китайскими товарами купец нажил большой капитал. Купец владел двумя домами, имел пятнадцать участков земли. У него был собственный дом в Москве и двухэтажный деревянный дом в посаде Верховажье (где ныне размещается райвоенкомат) с садом и оранжереей. Как арендатор, пользуя оброчные земли, получая с них урожай, купец А. Рудаков многие годы за ряд участков не платил оброка. В результате проверки у него была выявлена скрытая недоимка на сумму 52 рубля серебром (АГА, ф. 908, опись 1, ед.хр. 59, листы 1-2).

Уклоняясь от уплаты оброка за пользование земельными участками, он и здесь клал себе в карман «даровые» деньги. Но долг купец Рудаков так и не уплатил. В сороковых годах XIX века он уехал из посада Верховажье на постоянное место жительства в г. Москву и там продолжал вести торговлю. После уезда купца некоторое время хозяйство и торговлю вела его жена Александра Ивановна Рудакова. Вскоре и она уехала в Москву. Продолжил дальше торговые традиции в посаде Верховажье один из родственников династии Александр Григорьевич Рудаков.

ДИНАСТИЯ купцов третьей гильдии Нератовых. Рассказывая о купеческой династии Нератовых прежде всего следует отметить, что это наиболее многочисленная династия и некоторые из членов династии Нератовых не были купцами. Родословная купцов династии Нератовых имела три ответвления.

Первое - Федор, Стефан Федорович, Михаил Стефанович, сын Александр Михайлович, его жена Елизавета Александровна и их сын Михаил Александрович Нератовы.

Второе ответвление идет от Василия Александровича Нератова (одного из родственников купцов первой ветви), его сыновья Иван Васильевич «больший», его сын Иван Иванович, Иван Васильевич «меньший» и Лев Васильевич Нератовы.

И третье ответвление идет от Андрея (вероятно, это младший брат Михаила Стефановича), его жена Агропена и сыновья Иван Андреевич и Платон Андреевич Нератовы.

В источниках упоминается еще и Иван Матвеевич Нератов, который занимал также важные посты в посаде. Родоначальник купеческой династии Федор Нератов в 1700 году приехал из Тотьмы на постоянное место жительства в посад Верховажье. Его сын Стефан Федорович многие годы работал приказчиком в Сибири у тотемских купцов Пановых. Там он приобрел капитал, вернулся в посад Верховажье и стал торговать. Сын Стефана - Михаил - торговал в посаде во второй половине XVIII века, его сын Александр Михайлович и его жена Елизавета Александровна торговали в первой и в начале второй половины XIX века.

Продолжил торговые традиции династии последний представитель этой ветви купец третьей гильдии Михаил Александрович Нератов.

Из членов династии особенно выделился в организации торговли купец третьей гильдии Александр Михайлович Нератов. Капитал купец приобрел по наследству. Ему принадлежали два скипидаро-пековаренных завода и два сажекоптильных завода, построенные им на правом берегу Ваги на земле, которая раньше принадлежала верховажскому купцу первой гильдии Алексею Рудакову. Заводы размещались в двух сараях и двух избах. Для хранения продукции были построены три деревянных амбара. Все операции по организации производства пека, скипидара, сажи выполняли вольнонаемные работники - два мастера и четыре чернорабочих.

В пользу купца на основании договора также работали многие крестьяне Кулое-Покровской, Морозовской и Лиходеевской волостей. Например, в 1844 году на этих заводах было произведено 4300 пудов пека, 500 пудов скипидара, 500 пудов сажи и 240 пудов скипидарных выварков (ВГА, ф. 18, опись 1, ед. хр. 1414, листы 1-2, 5-6).

Продукцию заводов купец продавал сам или нанимал приказчика. Часть товарной продукции скупали другие купцы и отправляли ее на рынок в Архангельск, а большую часть купец продавал в посаде Верховажье и на других местных рынках. В посаде купец имел одну торгую лавку, где торговал чаем, сахаром, кренделями, рыбой (палтусом, теской), железными изделиями и прочими товарами. В посаде Верховажье у гостиного двора купец имел участки земли под пашню и сенокосы.

Последний представитель этой ветви купец Михаил Александрович Нератов продолжил торговлю традиционными товарами в посаде Верховажье и других городах и посадах. В середине второго десятилетия XX века купец построил двухэтажный дом (дом, который ныне занимает роно и нарсуд). Лес купцу на строительство дома, на пол, потолок, косяки возили крестьяне с Терменьги, деревни Писунинская и др. и рубили его в отдельной лесной даче. В новом доме на втором этаже жила семья купца, а внизу был устроен большой магазин, где купец торговал красными товарами. Старожилы рассказывали, что купец Михаил Нератов имел богатую библиотеку.

После Великой Октябрьской социалистической революции купец, опасаясь, что лишится своего благополучия, отправил из дому жену, а затем распродал все имущество и дом и уехал из посада в неизвестном направлении.

Родоначальник второй ветви купцов Нератовых, Василий Александрович, занимался торговлей, во второй половине XVIII века избирался посадским старостой и ратманом в верховажскую ратушу. Его сын, купец 3 гильдии Иван Васильевич (большой), торговал в конце XVII века в 1786 был избран старостой в посаде Верховажье, в 1793 году работал попечителем в конторе гостиного двора, а с 1709 года по 1801 годы - ратманом в Верховажской ратуше. Его сын, купец 3 гильдии Иван Иванович, имел смолокуренные заводы и торговал в посаде и на других местных рынках продукцией лесохимического производства, хлебом и другими товарами. Умер купец в начале 30-х годов XIX века и его заводы купил верховажский купец второй гильдии Варсанофий Пестерев.

Второй сын Василия Александровича, Иван Васильевич (меньший), был мещанином, не раз выдвигался в конце XVIII века кандидатом по выборам ратмана в Верховажскую ратушу, но не прошел по числу голосов.

Купцы третьей ветви династии Нератовых Иван Андреевич и Платон Андреевич приобрели капитал по наследству и торговали вместе в первой и в начале второй половины XIX века. Имели общий капитал, две торговые лавки в посаде. Заводов не имели. Торговлю вели в посаде Верховажье чаем, сахаром, пряниками, мылом, патокой, крупами, крупчатой мукой, растительным маслом, разными железными и стальными изделиями, фарфоровой и стеклянной посудой, табаком, сигаретами и другими товарами. В 1855 году купец Иван Андреевич Нератов избирался бургомистром Верховажской ратуши. Обa брата в 1862 году получили паспорта «на отлучку» и, вероятно, уехали из посада на новое место жительства.

В источниках еще упоминается Иван Матвеевич Нератов. Но установить его родословную не удалось. В 1805 году он упоминается как мещанин. Иван Матвеевич Нератов в 1784 году был избран посадским старостой, а в 1789 году работал «при запрещенной торговле смотрителем и в 1790-1792 г. г. - ратманом в Верховажской ратуше. О дальнейшей судьбе его не известно.

Таким образом, фамилию Нератовых в посаде Верховажье носило несколько поколений и семей купцов и мещан, которые вели торговлю в XVIII-XIX и начале XX века.

Династии купцов второй и третьей гильдии Семушкиных (Максим Иванович, Степан Максимович и Иван Степанович Семушкины). Купцы этой династии начали торговать во второй половине XVIII века. Родоначальник купеческой династии Максим Семушкин торговал продукцией лесохимического производства и другими товарами. Купец не только преуспевал в торговле, но и был избран(1796-1798 г.г.) бургомистром Верховажской городовой ратуши, а в начале XIX века несколько лет работал общественным попечителем Успенского собора и в 1804 году проявил активную деятельность по организации покупки в Москве цинкового железа и других стройматериалов и ремонту собора.

Его внук, купец третьей гильдии Иван Семушкин, получив от отца наследственный капитал, также развернул торговлю пеком, смолой, дегтем, скипидаром и сажей в посаде Верховажье и других местных рынках в первой половине XIX века. В двух верстах от посада, на правом берегу Ваги купец имел скипидаро-пековаренный (с двумя кубами), дегтярный и сажекоптильный заводы. Здесь же были построены и помещения для хранения продукции. На заводах работало пять вольнонаемных работников, в том числе один мастер и четыре чернорабочих. Сырье для получения продукции купец покупал у крестьян и перерабатывал на своих заводах. Например, в 1844 году на заводах было произведено 250 пудов пека, 800 пудов скипидара, 200 пудов скипидарных выварков и 200 пудов сажи. (ВГА, ф. 18, опись 1, ед. хр. 1444, лист 1-2, 5-6). Купец занимался и сельским хозяйством, имел рядом с урочищем «Сутыра», на правом берегу Ваги, «в оброчном содержании» (взял в аренду) 5 десятин 1540 кв. саженей пахотной земли и сенокосов.

В конце пятидесятых годов XIX века последний купец из династии Семушкиных Иван Степанович по причине старости прекратил торговые операции и стал мещанином.

В развитии торговых связей немалую роль сыграли также купцы Юренские и Щекотовы. Фамилия купцов Юренских - это одна из старейших купеческих фамилий. К сожалению, о купцах Юренских мы пока знаем очень мало и нам не удалось установить династию этих купцов. По переписи в 1678 году в посаде Верховажье упоминается не одна фамилия Юренских: это «Ульян Анфимов сын Юренских, Илюшка Павлов сын Юренских, Ивашка Ярилов сын Юренских, Ивашка Павлов сын Юренских, Яшка да Моска Павловы, дети Юренских». По предположению, во второй половине XVII века вели торговлю в ряде городов Сибири Ульян Анфимович Юренский, Илья Павлович и Иван Павлович Юренские. Вполне возможно, кто-то из них и стал основателем династии купцов Юренских.

В 1725 году успешно преуспевал в торговле купец Федор Юренский, а в 1785 году - Петр Иванович Юренский. В конце XVIII - начале XIX в.в. активную торговую деятельность развернул купец второй гильдии Иван Александрович Юренский. В 1797 году купец был избран посадским старостой, а в 1811 году - бургомистром Верховажской ратуши. Купцы Юренские имели широкую известность и пользовались большим авторитетом в торговом мире. В основном, все торговые операции купцы вели в Сибири, товар покупали и продавали большими партиями, имели торговые связи с китайскими купцами. Среди купцов Щекотовых следует отметить купца Осипа Щекотова, который во второй половине XVIII века уже занимался торговлей, а в 1776 году был избран бургомистром Верховажской ратуши. В восьмидесятых годах XVIII - в начале XIX в.в. вел торговлю купец третьей гильдии Алексей Алексеевич Щекотов, выходец из мещанской семьи. Особенно активную торговую деятельность развернул в середине XIX века купец первой гильдии Полиэкт Степанович Щекотов. Его отец Степан Максимович был мещанином, в восьмидесятых годах XVIII века работал десятским, а в начале XIX века - «счетчиком у старосты».

Купец П.С. Щекотов имел двух приказчиков и торговал хлебом, льном, пеком, скипидаром на рынке в Архангельске и в других городах. В посаде Верховажье он имел две торговые лавки, амбары и на правом берегу Ваги скипидаро-пековаренные заводы. В 1857 году купец Полиэкт Степанович Щекотов избирался бургомистром Верховажской ратуши (ГААО, ф. 908, опись 1, ед. хр. 85, листы 7-8).

Таким образом, купцы вышеуказанных династий являлись ведущими в торговле, на их долю приходилась большая часть всего торгового оборота верховажских купцов. Они являлись самой богатой и влиятельной группой среди посадского купечества в XVII-XVIII и первой половине XIX века. Многие из купцов этих династий имели звание Почетного гражданина посада Верховажье. О торговой деятельности верховажских купцов было широко известно в торговом мире. С именем этих купеческих династий и других купцов в XVIII и первой половине XIX века связано развитие промышленных промыслов, укрепление и расширение торговых связей посада Верховажье со многими городами и посадами Европейского Севера Российского государства, с Сибирью, Китаем. Это они способствовали и оказывали практическое воздействие на развитие и процветание посада Верховажье, через торговлю обеспечивали товарами промышленного и сельскохозяйственного производства население посада и Верховажского края.

В пятидесятых годах XIX века также вели торговлю купцы: Михаил Васильевич Ананьев, который через приказчиков торговал на рынке в Архангельске хлебом, льном, паклей и другими товарами. Преуспевал в торговых делах и купец Семен Яковлевич Швечев. Он имел в посаде три лавки. В двух лавках купец торговал вместе с сыном Яковом, а в третьей лавке - самостоятельно торговал второй сын Векентий. Все трое имели один общий капитал. Купец имел приказчика удельного крестьянина из деревни Матвеевской Верховского приказа, который вел торговлю в Вельском уезде.

Успешно вел торговлю и купец Алексей Евгеньевич Дьячков, который приобрел дарственный капитал от кадниковского купца Александра Дьячкова. В посаде Верховажье купец имел одну лавку, где торговал кондитерскими изделиями, чаем, сахаром, солью, крупами, крупчатой мукой, изделиями из кожи, табаком и т.д. Активную торговую деятельность развернул в Верховажском крае архангельский купец первой гильдии Абрам Иванович Десфонтейнес, который торговал от имени фирмы «Грибанов - Фонтейнес и К». Вельское уездное казначейство выдавало ему временное торговое свидетельство как купцу третьей гильдии посада Верховажье. Пользуясь этим свидетельством, купец вместе с приказчиком Дмитрием Извощиковым, который позже также стал купцом, путем соглашений и устной договоренности привлекали на заготовку сырья и смолокурение сотни крестьян Кулое-Покровской волости (Верхней и Нижней Коленьги, Сибири, Осташева, Нижнего Кулоя и других волостей по Ваге. Купец также закупал у крестьян большие партии хлеба, льна, пакли и весной по рекам Кулой и Вага отправлял на рынок в Архангельск. (АГА. ф. 908, опись 1, ед. хр. 85, лист 13). Торговали в посаде и купцы Александр Александрович Налобин, Павел Ионикиевич Синицын, Павел Иванович Серебряков, Александра Семеновна Холмцева.

Имели торговые свидетельства и торговали в посаде крестьяне: Афанасий Елисеев из деревни Сивцевской Шенкурского уезда, Николай Соболев из деревни Потуловская, Семен Шарапов из Сидоровой Слободы, купеческая вдова Парасковья Ивановна Потеряева, мещане: Григорий Щекотов, Василий Шведов, Ольга Шведова (АГА, ф. 908, опись 1, ед. хр. 85, листы 14-19). В эти годы торговые свидетельства получили 14 купцов, в том числе первой гильдии - 2, второй - 2 и третьей - 10. Объявленный капитал купцами первой гильдии составил 30 тысяч рублей, второй - 12 тысяч рублей и третьей гильдии - 24 тысячи рублей. А ежегодный торговый оборот в среднем за три года составил у купцов первой гильдии 15000 рублей, второй - 10000 рублей и у третьей гильдии 7000 рублей. Таким образом, в 1855 году у 14 верховажских купцов общий объявленный капитал составил 66 тысяч рублей, а ежегодный торговый оборот в среднем за три года - 32 тысячи рублей (ВГА, ф. 7, опись 1, ед. хр. 103, листы 3-4).

В 1860 году торговые свидетельства получили 17 купцов, из них первой гильдии - 1, второй - 3, третьей гильдии - 13 купцов. (ВГА, ф. 14, опись 3, ед. хр. 335, лист - 4). Из вышеуказанного следует, что большинство верховажских купцов, родоначальников купеческих династий в XVII - XVIII и первой половине XIX века - это бывшие местные дворцовые крестьяне и мещане посада Верховажье, которые работали приказчиками, нажили капитал и стали вести торговлю. Некоторые купцы приобрели капитал по наследству или в результате дара родственниками.

Число купцов пополнялось и в связи с приездом торговцев из других мест на постоянное место жительства в посад Верховажье. Немало купцов, которые только числились в списках верховажских купцов, а сами жили и торговали в Архангельске, Сибири, Москве, Самаре и других местах.

Следует особо подчеркнуть, что Верховажские купцы не только вели торговлю, но и становились заводчиками, промышленниками, имели заводы и являлись организаторами производства промышленной продукции на рынок. Целью верховажских купцов стало как можно больше произвести товарной продукции. В итоге их промышленное производство стало превращаться в товарное производство, а последнее в капиталистическое. Не случайно у многих купцов преобладающее место среди товаров занимала продукция промышленного производства - смола, пек, скипидар, деготь, сажа, сальные свечи, чугунные изделия, бумага, вино.

Купцы имели тесную связь с крестьянскими хозяйствами, оказывали определенное воздействие на крестьян по увеличению ими посевов льна, зерновых культур, развитию скотоводства. Поэтому в числе товаров были и куплены купцами у крестьян хлеб, льноволокно, пакля, льносемя, мясо и другая продукция сельского хозяйства.

На купеческих заводах, за исключением чугунно-литейного завода и бумажной фабрике, где работала небольшая группа приписных крестьян, все операции по производству промышленной продукции выполняли вольнонаемные работники. Применение купцами уже во второй половине XVIII века наемного труда на скипидаро-пековаренных, смолокуренных, дегтярных, винокуренных, сажекоптильных, чугунно-литейном заводах и бумажной фабрике, а также наем крестьян для заготовки сырья и производства продукции на кустарных смолокуренных печах и закупка купцами этой продукции по дешевой цене наглядно показывали не только эксплуатацию верховажскими купцами наемных работников, но и свидетельствовали о зарождении в Верховажском крае капиталистических производственных отношений.

ВО второй половине XIX - в начале XX века в посаде на торговой арене появилось новое поколение верховажских купцов. Среди них купцы: Алексей Федорович Цуварев, Петр Федорович Цуварев, Николай Семенович Шарапов, Семен Полиэктович Щекотов, Дмитрий Дмитриевич Извощиков, Петр Иванович Быков, Викентий Петрович Самылов, Иван Арсеньевич Веньгин, Виктор Дмитриевич Юренский, Николай Павлович Крашенинников и другие.

Новое поколение купцов ищет новые каналы для своего обогащения и вкладывает часть капитала на развитие других промышленных производств. Так, в 1881 году верховажский купец второй гильдии Алексей Федорович Цуварев вблизи посада, около деревни Кошево, на землях, арендованных у крестьян деревни Наумовская, построил фабрику по изготовлению спичек.

В 1896 году купец Петр Федорович Цуварев (брат купца Алексея Федоровича) основал в посаде Верховажье завод по выработке сливочного масла. На заводе работали два вольнонаемных работника - мастер и чернорабочий. Молоко купец закупал у крестьян соседних деревень и мещан посада. Ежегодно на завод поступало около 3 тысяч пудов молока от 200-х коров. В результате переработки молока купец получал около 120 пудов масла и продавал его на рынке. Сопутствующие продукты, получаемые при переработке молока, купец продавал крестьянам и жителям посада. Купец также закупал у крестьян пушнину, хлеб, картофель. На крахмальном заводе перерабатывал картофель на крахмал.

Купец Викентий Петрович Самылов - выходец из удельных крестьян деревни Писунинская (ныне Терменгского сельского Совета) торговал «черными товарами», партиями скупал у крестьян-смолокуров смолу, серу, бересту и перерабатывал их на скипидаро-пековаренном, сажекоптильном заводах, а полученный пек, сажу, канифоль весной на видидах по реке Ваге сплавлял в Архангельск на рынок.

В НАЧАЛЕ XX века широкую известность имел купец, предприниматель Виктор Дмитриевич Юренский. Интересен и его путь становления как купца, предпринимателя. Будучи сыном удельного крестьянина из деревни Кузнечиха Юренского Дмитрия Осиповича, Виктор в возрасте 14 лет уехал в Москву к брату Алексею и был устроен на работу к инженеру (фамилия неизвестна), который руководил устроительством железной дороги Москва - Нижний Новгород. Работая на строительстве железной дороги, Виктор показал себя трудолюбивым, смышленым и послушным подростком, добросовестно выполнял свои обязанности и этим понравился инженеру. Последний взял Виктора к себе вместо сына. Так В. Юренский стал приемным сыном инженера-строителя и продолжал работать на строительстве дороги. Прошло несколько лет. Инженер заболел и вскоре умер, оставив приемному сыну большой капитал.

Имея практический опыт по строительству железной дороги, В. Юренский становится одним из руководителей по строительству участка железной дороги, а после пуска его в эксплуатацию получил большое денежное вознаграждение и звание техника по строительству железной дороги.

Имея солидный капитал, В. Юренский стал заниматься предпринимательской деятельностью и торговлей. В начале XX века он купил в посаде Верховажье два дома (каменный и деревянный) бывшего купца Давыдова и каменный дом купцов Персиковых, а несколько позже еще ряд зданий. В 1908 году вблизи посада на правом берегу Ваги он построил кожевенный завод. Кроме выделки кож, на заводе вырабатывали столярный клей. На заводе работало 23 рабочих и ежегодно выпускали продукции на 150 тысяч рублей. Условия труда рабочих здесь были очень тяжелыми. Несмотря на то, что производство было вредным для здоровья человека, рабочий день здесь продолжался по 10-11 часов. Большинство операций на заводе производились вручную. Но за свой тяжелый труд рабочие получали небольшую оплату.

В 1912 году завод сгорел. Среди населения распространились слухи о том, что пожар на заводе был организован по приказу самого заводчика Юренского, видимо, считавшего, что выгоднее получить страховку, чем содержать завод. Купцу В. Юренскому принадлежала и спичечная фабрика, которую он купил в 1909 году у купца Буторина.

Купец Юренский постоянно жил в Москве и занимался строительством железной дороги. В посад Верховажье он приезжал ежегодно в летний период, принимал меры по улучшению работы спичечной фабрики, навещал свою деревню, доброжелательно относился к крестьянам деревни Кузнечиха и других деревень. Купец встречался и беседовал с крестьянами, знал их нужды, в суждениях был прогрессивно настроен. Многие крестьяне не раз обращались к купцу с просьбами и он стремился им помочь. Вот как описывает в своих воспоминаниях односельчанин Илья Иванович Юренский об отношении купца к крестьянам:

«В один из приездов домой купец привез на станцию Коноша 6 пожарных машин, 4 одноконные молотилки, 5 веялок и по одной машине всех наименований, отдал в свое бывшее хозяйство в д. Кузнечиха и велел пользоваться машинами крестьянам всей деревни, а остальные машины отдал в ближайшее сельское общество, a пожарные машины роздал по деревням».

«В 1903 году в верховье Ваги был неурожай, и пуд ржаной муки стоил 1 рубль 30 копеек. Купец узнал, что в деревнях у крестьян не хватает хлеба. Тогда он купил у купца Самылова 1500 пудов муки и велел сельскому старосте Л.П. Ершову составить список, кто нуждается в хлебе, и раздать им муку по числу едоков в семье». «А в случае падежа в крестьянском хозяйстве коровы или лошади и если крестьянин обратился к купцу за помощью, то В. Юренский давал деньги для покупки коровы или лошади безвозвратно». Поэтому крестьяне деревни Кузнечиха и окрестных деревень «считали его хорошим человеком». И не случайно, когда в 1918 году спичечная фабрика «Полярная звезда» была национализирована и стал вопрос об аресте купца, предпринимателя В. Юренского, в его защиту выступили многие крестьяне окрестных деревень.

Воспользовавшись поддержкой крестьян, купец В. Юренский скрытно уехал из посада и, по утверждению старожилов, жил в Москве, продолжал работать на строительстве железных дорог.

С ПРИХОДОМ на торговую арену нового поколения купцов в 70-х годах XIX века их торговая деятельность значительно оживилась, возрос торговый оборот, укрепились торговые связи с Архангельском, Вельском, Москвой и другими городами, расширился ассортимент товаров, в посаде Верховажье активно действовали две ярмарки: первая - с 12 по 22 марта (Алексеевская) и вторая - с 6 по 30 декабря, увеличился привоз товаров на ярмарки. Так, в 1876 году на Алексеевскую ярмарку поступило различных, товаров на общую сумму 80 тысяч рублей, а продано - на 35 тысяч рублей. Из них наибольший удельный вес в торговом обороте составляли шелковые, суконные, шерстянные, бумажные и другие ткани и изделия из них, которых было привезено на сумму 60 тысяч рублей, а продано в дни ярмарки на 18 тысяч рублей.

Большой спрос на ярмарке имели и такие товары, как конская сбруя, обувь, медная, фаянсовая, железная, глиняная и деревянная посуда, мука крупчатая, мясо, чай, сахар и другие. Привоз этой группы товаров определялся в 15 тысяч рублей, а их продажа - на 13 тысяч рублей.

И третья группа разных, «второстепенных товаров» была определена на сумму 5 тысяч рублей, а было продано этих товаров на 4 тысячи рублей.

В ярмарочные дни работала 141 торговая лавка и балаганы, торговлю вели 11 верховажских купцов и 87 купцов, прибывших на ярмарку из многих городов, губерний, уездов и посадов. Проведение Алексеевской ярмарки способствовало верховажским купцам в продаже своих традиционных товаров с верховья Ваги.

Кроме того, ярмарка давала возможность верховажской ратуше ежегодно получать немалые доходы. Например, в 1876 году ратуша получила от ярмарки в доход бюджета 1221 рубль.

На декабрьскую ярмарку приезжали купцы и торговцы из Вельска, Тотьмы, Кадникова и из других городов и посадов, а также крестьяне из многих уездов и волостей. Большинство товаров на ярмарке составляли продукты сельского хозяйства: хлеб, мясо, сало, а также рыба, сахар, чай, кондитерские изделия и другие товары. Так, в 1876 году на ярмарку было привезено товаров на 50 тысяч рублей, а продано всего на 2880 рублей. Ярмарки в посаде Верховажье действовали и в начале XX века.

Таким образом, в последней четверти XIX - начале XX века новое поколение верховажских купцов продолжило традиции именитых купеческих династий, построили ряд новых заводов по производству промышленной продукции и переработке продуктов сельского хозяйства и продолжали вести торговлю в посаде Верховажье и на рынках в Архангельске, Вологде, Москве и в других городах и посадах. Несмотря на получение в целях личного обогащения от торговой деятельности больших доходов, верховажские купцы через торговлю также удовлетворяли и потребности посадского населения и крестьянские хозяйства в продуктах питания, одежде, обуви, в сельскохозяйственном инвентаре и в других товарах и тем самым, оказывали воздействие в развитии посада и крестьянских хозяйств в крае.

С установлением в 1918 году Советской власти в Верховажском крае, купцы прекратили свою торговую деятельность и уехали из Верховажья, а их дома, земля, торговые лавки стали народным достоянием.